Дорожное строительство, земляные работы
Аренда спецтехники
Строительная компания ДорСтрой

т. (495) 971-89-3O, м. (9O5) 55O-6124
Главная  
О нас  
Аренда спецтехники:  
Аренда самосвала
Аренда бульдозера
Аренда катка
Аренда экскаватора
Аренда автокрана
Наши услуги:  
Демонтажные работы
Инженерные коммуникации
Благоустройство
Строительство дорог
Ландшафтные работы
Земляные работы
Аренда спецтехники
Продажа стройматериалов
Адрес офиса  

Контакты

Телефоны:

т/ф. 8 (495) 971-893O
м. +7 (9O5) 55O-6124

 

 

 

 

 

 

Строительная компания ДорСтрой, быстро и качественно проведет все ландшафтные работы по благоустройству территории. Устройство парков, водоёмов и газонов.

Ландшафтные работы
Устройство водоема, парка, газона


Компания ДорСтрой быстро, качественно проведет все ландшафтные работы и работы по благоустройству территории.

Ландшафтные работы включают в себя: составление ландшафтной карты, определение солнечных и тенистых участков, изучение дренажа, проектирование с разбивкой на функциональные зоны и выполнение работ по благоустройству территории.

Развитие городов неразрывно связано с организацией массового отдыха и экологического просвещения населения. В градостроительстве чётко вырисовывается специфическая планировочная форма, в которой эти проблемы решаются совместно с учётом перспектив формирования городов и систем расселения. Рядовые посадки деревьев в городах на специальных полосах между проезжей частью и тротуаром. Полосы кустарников и живых изгородей, групповые посадки. Разделительные газонные полосы. Технические полосы для размещения инженерных коммуникаций. Зелёные островки регулирования движения - всё это обеспечивает защиту пешеходов и здания от шума, пыли, избытка солнечной радиации.
Для снижения уровня шума, улучшения состава воздуха, теплового и влажностного режима создаются специальные посадки. Предусматриваются полосы древесных и кустарниковых насаждений шириной от 5 м со стороны проездов местного значения, до 10 м со стороны магистральных дорог.
Если защищаемые сооружения размещаются в парках, садах, скверах, полоса насаждений вдоль их земельного участка не нормируется.

Садово-парковое искусство имеет древнюю историю. Фрески, миниатюры, прикладные изделия, сочинения древних авторов сохранили до наших дней изображения и описания садов Древнего Египта, Вавилона, Рима, средневековой Европы.

XVII век славится грандиозными парковыми ансамблями с регулярной планировкой. На смену им в середине XVIII века пришел пейзажный стиль, в основе которого лежало подражание естественной природе. Законодательницей новых вкусов стала Англия. Пейзажный парк воплотил идеи сентиментализма, интерес к миру человеческих чувств.

В России эта тенденция возникла еще в 1770-х годах. Увлечение философией Ж. Ж. Руссо и поэзией Д. Томсона характерно для русской литературы того времени. Н. Карамзин писал:

О Томсон! век тебя я буду прославлять!
Ты выучил меня природой наслаждаться
И в мрачности лесов хвалить творца ее!

Увлечение «свободной» природой нашло отражение и в живописи. Пейзажи Сем. Щедрина перекликались с произведениями К. Лоррена и С. Роза. Недаром Щедрина называли «русским Клодом». Изображения естественной природы служили фоном в живописи В. Боровиковского. На его известном портрете 1794 года Екатерина II представлена в Царском Селе. Императрица указывает на его живописный уголок, где над гладью искусственного озера возвышается Чесменская колонна. Жест призван напоминать не только о славных победах русского оружия над турками, но и о преобразованиях, начатых Екатериной II в загородных поместьях под Петербургом.
Во время ее царствования в России был разбит первый пейзажный парк в Царском Селе. О смене прежних художественных вкусов она писала в 1772 году Вольтеру: «Я страстно люблю теперь сады в английском вкусе: кривые линии, пологие скаты, пруды в форме озер, архипелаги на твердой земле, и глубоко презираю прямые линии. Ненавижу фонтаны, которые мучат воду, давая ей течение, противное ее природе. Словом, англомания преобладает в моей плантомании». В 70-х годах в Россию хлынул поток иллюстрированных изданий о садах «в новом вкусе», гравюр и увражей с изображениями модных парков. Английская культура находилась в центре внимания русских художников. В России хорошо были известны работы знаменитых мебельщиков, граверов, оружейников, мастеров фарфора. Но сами знаменитые парки находились далеко за морем.

В конце 1770 года императрица послала придворного архитектора В. Неелова в Англию. Он посетил загородные поместья на западе страны, познакомился с работами известных архитекторов. Привез несколько десятков гравюр, изображавших лучшие парки в Уилтоне, Стадли Ройял, Кью и Стоу. Английские гравюры послужили материалом для создания пейзажных уголков в Царском Селе. Вскоре коллекцию Екатерины II пополнили листы, привезенные английским архитектором И. Бушем. Он составил проект нового парка и весной 1772 года начал претворять его в жизнь. Старая регулярная часть не подвергалась переделкам. Работы развернулись на участке между Подкапризовой дорогой и Большим озером. Берегам прямоугольных прудов были приданы естественные плавные очертания. Перед фасадом дворца Буш разбил большой луг, ставший центральной перспективой. Ее завершал остров с живописными группами деревьев, который служил переходом от искусственного ландшафта к естественному. Темно-зеленые ели и пихты создавали выразительный фон.
Растительность размещалась там с учетом цвета листвы, высоты ствола, очертания кроны, смены ее окраски по временам года. Отдельные деревья вносили свое настроение в восприятие окружающей природы. Печальными казались плакучие ивы, опустившие ветви в озеро, светлое, оптимистическое настроение вызывали белые стволы берез, величественные дубы вселяли уверенность в вечном постоянстве природы.
К концу 1770-х годов завершился первый этап создания пейзажного парка в Царском Селе. Летом 1779 года в Россию приехал английский архитектор Ч. Камерон. Он начал проектировать зал для концертов на острове Большого пруда и холодную баню с галереей. Камерона не устраивал плоский рельеф Царскосельского парка. Он решил соорудить террасу, доминирующую над озером, и грандиозную лестницу, ведущую со второго этажа прямо в сад. Так создавалось впечатление холмистого рельефа. Искусственные насыпи c большим мастерством создавались и в английских поместьях Петуорф, Бовуд, Роузхэм.
Русским мастерам, работавшим над созданием пейзажного парка, удалось почувствовать его особенности и найти свое, национальное решение. Английские архитекторы, в свою очередь, внимательно изучали особенности русского ландшафта, художественные традиции. В результате творческого содружества и были созданы живописные уголки природы в загородных резиденциях.
Парковый ансамбль в Царском Селе был первым среди императорских «садов» в новом вкусе. В мае 1779 года закипела работа и в Петергофе. Прибывший из Англии садовник Д. Медерс выполнил проект будущего парка. За основу его композиции был взят естественный извилистый пруд среди дикого хвойного леса на территории Зверинца. Тысячи людей рыли каналы, делали искусственные насыпи, имитирующие природные холмы и пригорки, углубляли канавы и овраги, выравнивали поляны и лужайки, высаживали деревья. Воздвигались и различные увеселительные сооружения. Через каналы были перекинуты мосты причудливых форм: «на вид руины», «на террасах», «с аркою рустиком», «на китайский манер». Английский парк в Петергофе служил для увеселительных прогулок, верховой езды, охоты.
По использованию естественной водной системы петергофский парк близок гатчинскому. Последний стал наиболее органичным созданием русских и английских мастеров садового искусства. Грандиозный дворец графа Орлова напоминал английские замки в Ричмонде и Гемптоншире. За ним раскинулось два озера, которые стали ядром английского парка: ведь вода необходимое условие его создания. Не случайно в XVIII веке водная стихия в естественном состоянии — ручье, озере, реке — стала предметом особого почитания. Осенью водную поверхность усыпали листья разнообразных оттенков, менялся цвет от прозрачно-голубого до непроницаемо-черного. На огромных пространствах водоемов создавались искусственные острова, покрытые деревьями. Они казались уголками леса, словно странствующими по зеркальной поверхности озера. В ветреную погоду, когда на нем появлялась рябь, отражение становилось размытым и напоминало акварельную живопись. В ясный день оно было настолько четким, что создавалось впечатление, будто вода — это отраженное небо. Обилие воды в Гатчине определило облик ансамбля.
Приглашенные мастера садового дела англичанин Ипар и ирландец Гэкет оказались в затруднительном положении. На их родине не было столь обширных водных пространств. В 1771 году из Петергофа и Царского Села в Гатчину были направлены «садовые ученики» А. Кряжев, И. Лебедев, В. Ползунов, Л. Иванов. На многочисленных островах, окруженных заливами рек Веревы и Ижоры, раскинулся пейзажный парк на воде. По Белому, Черному и Серебряному озерам пролегал увеселительный маршрут, проходивший через Водный лабиринт — сложную систему искусственно созданных каналов с затейливыми поворотами, проходами, неожиданными тупиками. Со стороны озера открывался торжественный вид на дворец. На острове перед ним раскинулась каменная терраса-пристань с широкими лестницами, мраморными статуями, вазонами и фигурами лежащих львов. Терраса казалась нарядным цоколем дворца, хотя их разделяло зеркало Серебряного озера.
Обилие воды придавало неповторимый колорит гатчинскому парку. На «палитре» его создателей словно не оказалось теплых красок, а только голубые, серые, с редкими вкраплениями темно-зеленых и белых. Плоский рельеф северного края, часто затянутое облаками небо, непроницаемые туманы размывали реальные границы парка; пейзаж приобретал величественный, торжественно-суровый характер. Над царством воды и зелени властвовали тишина и покой, изредка нарушавшиеся звуком охотничьего рога или голосами развлекающихся посетителей. В зарослях были скрыты «Келья монаха», «Домик дровосека», «Березовый домик». За поворотом дорожки путник видел Березовые ворота. Они закрывали собою эффектный трехпролетный портик, который напоминал античную арку. За ним находился Березовый домик, выложенный будто из березовых поленьев. Интерьер его поражал посетителя великолепием и роскошью убранства, многочисленные зеркала создавали впечатление обширного пространства. Парковые затеи были своеобразными сюрпризами для гостей. Ландшафты Гатчины лишены оттенка сентиментальности и беззаботной праздности — они торжественны, даже суровы, располагают к философским размышлениям.

Самым известным среди пейзажных парков, созданных под Петербургом в конце XVIII века, стал Павловский. Его нельзя назвать чисто английским. Там органически сплелись черты пейзажных парков Англии, регулярных — Франции, итальянских загородных вилл. Над созданием павловского ансамбля работали архитекторы разных национальностей: англичанин Ч. Камерон, итальянцы В. Бренна, П. Гонзаго, русские А. Воронихин и К. Росси. Камерон определил основную схему планировки и разработал проект преобразования долины реки Славянки в уголок пейзажного парка. Извилистые дорожки, пролегавшие вдоль берегов, соединяли разнообразные «картины» в долине реки. Поэт В. Жуковский так излагал свои впечатления от прогулок:

Иду под рощею излучистой тропой;
Что шаг, то новая в глазах моих картина:
То вдруг сквозь чащу древ мелькает предо мной,
Как в дымке, светлая долина;
То вдруг исчезло все... окрест сгустился лес...

За изгибом реки путнику открывался великолепный храм Дружбы, напоминавший античную ротонду. Окруженный зеленью, он казался то приземистым и тяжелым, то легким, эфемерным. Он по-разному воспринимался с видовых точек, предусмотренных архитектором. Ч. Камерон, возможно, использовал композицию ландшафта в Вест-Вукомб Парк (графство Букингэмпшир). На одной из гравюр с картины английского художника Т. Дэниэла изображен Музыкальный павильон, окруженный группами деревьев, вдали — мостик и замок на вершине холма. Внешне все напоминает окрестности Павловска. Но насколько русским, органично слившимся с тихими берегами Славянки и северным неярким небом стал ландшафт, созданный Камероном в Павловске! Его окрестности стали местом бесед и раздумий. «Все к размышленью здесь влечет невольно нас» — писал Жуковский. Пейзажи словно соответствовали человеческим чувствам, были полны различных настроений. «Павловск обладает тем очарованием, которое создает его характер; он должен удовлетворить всем вкусам, и даже смело могу сказать,— утверждал литератор Сен-Мор,— он отвечает всем настроениям души. Вот то, что его всегда выделит из ряда английских садов».

XVIII столетие возвело садово-парковое искусство в ранг «высоких». В Европе не было страны, которая не подверглась бы английским влияниям в этой области, но везде (в том числе в России) ему были присущи национальные черты.
В начале XIX века влияние английских садовых мастеров ослабевает в силу политических причин, но их связи с Россией не прерываются. В Петергофе работали А. Менелас и Гульд, в Царском Селе — И. Буш. Становятся известными гравюры с картин Тернера, Констебля, Никольсона с изображениями парковых ансамблей. Русское искусство все больше вовлекалось в общеевропейское романтическое течение. А пейзажный парк стал его своеобразным символом.

 

© 2009 ДорСтрой - Аренда спецтехники. Земляные работы, Демонтаж строений. Вывоз, утилизация строительного мусора и грунта. Продажа и доставка стройматериалов. Инженерные коммуникации. Строительство и ремонт дорог